Игра в Гляделки

— Это ты, Тодд, — бормотал Мэтт, не в силах вырваться из пучины сна. Как будто он очутился на самом дне океана и пытается всплыть, а толща воды не пускает его.

Но за плечи тряс его совсем не Тодд, а отец.

— Эй, проснись же, ленивая задница! — мистер Дэниелс уже начинал сердиться.

— Что? Сколько времени? — Мэтт сощурил глаза от яркого солнечного света, заливавшего комнату через распахнутое окно.

— Ты проспал до десяти и мог бы дрыхнуть дальше, но нам уже пора идти, — сказал отец, указывая на тумбочку с часами. — Вставай, одевайся. Позавтракаешь по дороге на пирс.

— Как? — Мэтт вяло спустил ноги на пол. — Я о чем-нибудь забыл? — он поглядел на отца одним глазам, не в силах раскрыть другой.

— Мы же собирались выйти в море на рыбалку, не помнишь? На лодке доктора Миллера, — мистер Дэниелс сильно толкнул его в плечо: — Пошевеливайся, — и выскочил за дверь.

— Я не могу, - крикнул вдогонку Мэтт и улегся опять.

Отец просунулся в дверь с искаженным злостью лицом.

— Да что с тобой? Ты заболел?

— Да? — поспешно ответил парень. — Нет. То есть не знаю.

— Что с тобой стряслось, Мэтт? — мистер Дэниелс вошел в комнату, на ходу натягивая белый свитер с клинообразным вырезом.

— Я ужасно устал, папа, - произнес Мэтт, не отрывая головы от подушки. — По-моему, мне нужно отлежаться.

— А по-моему, тебе нужны море и солнце,— сказал отец, разглядывая его. — Ты какой-то бледный.

— Я... слишком вымотался, - пробормотал Мэтт. — Лучше останусь дома и приду в себя.

— Шут с тобой, — с досадой произнес мистер Дэниелс, глядя на часы. — Мы с мамой уже опоздали. Может, вызвать врача?

Мэтт лишь покачал головой и сказал:

— Извинитесь за меня перед Миллерами.

В дверях отец снова остановился и понюхал воздух.

Что за мерзкий запах? — спросил он озабоченно.

«Это от моего погибшего друга, — мрачно подумал Мэтт. Мой покойный друг приходил, чтобы предупредить меня, что моя подружка — вампир. Не о чем волноваться, папа».

А вслух произнес, зевая:

Не знаю. Кажется, чем-то тянет снаружи.

Продолжая принюхиваться, мистер Дэниелс резко махнул рукой и выскочил из комнаты. Через несколько минут Мэтт услышал, как хлопнула входная дверь, а чуть позже — как отъехала машина.

Оставшись один, парень нашел силы подняться.

Ночной ужас накатил с новой силой, и он понял, что сейчас его вырвет. Еле сдерживаясь, добежал до ванны и склонился над ней. Судороги прекратились только тогда, когда желудок оказался совершенно пустым. Голова кружилась, на побледневшем лбу выступил холодный пот. Мэтт опустился на пол и подождал, пока станет лучше. Через минуту желудок успокоился, а стены ванной перестали ходить ходуном.



«Нельзя терять времени, — сказал себе парень, — Нужно предупредить Эйприл. Немедленно. На этот раз она должна мне поверить. Я покажу ей укусы на наших шеях и расскажу ей про Тодда. Она должна мне поверить. Я заставлю ее!» Он почистил зубы, плеснул в лицо холодной водой, переоделся в купальный халат. Теперь Мэтт окончательно пришел в себя и готов был к телефонному разговору.

Сняв трубку аппарата, висевшего на кухне, он забрал номер подруги и принялся нетерпеливо считать гудки. Один. Два. Так он считал до десяти. Но к телефону никто не подошел. — Пожалуйста, Эйприл! — умолял Мэтт

вслух, — Мне просто необходимо с тобой поговорить.

Он еще долго простоял так, прислонившись к стене и слушая гудки, и все ждал, ждал ее голоса.

— Пожалуйста, Эйприл!

Наскоро перекусив, парень снова попытался дозвониться до Эйприл, но в трубке продолжали звучать бесконечные гудки, и никто не собирался подходить к телефону.

Почувствовав прилив бодрости, парень отправься разыскивать подругу по городу. День был жарким, — градусник просто зашкаливало. Ходьба по городу вскоре утомила Мэтта. Он тщетно прочесал всю центральную улицу и теперь решил поискать Эйприл на пляже.

Там тоже ее не было.

Остаток дня Мэтт провел на кушетке в своей комнате. Вечером парень снова отправился в го­род в поисках Эйприл.

— Эй, Мэтт, — окликнул его дружеский голос, когда он спешил в Сэнди Холлоу по песчаной тропинке, гордо именовавшейся улицей Морского Бриза.

Обернувшись, он увидел бежавшего за ним Бена.

— Как дела? — спросил приятель, запыхавшийся от короткой пробежки.

— Нормально, — бросил Мэтт, не сбавляя шага.

Солнце уже пряталось за деревья, но воздух оставался все таким же знойным и душным. Раны на шее Мэтта болели все сильнее, будто на них да­вил груз в целую тонну.

— Я искал тебя на пляже, — сказал Бен, стараясь примериться к его широкому шагу. — Я думал, в такую жару ты точно туда придешь. Ох, покатались бы на волнах!

Неужели ты пожертвовал компьютерными Играми ради пляжа? — сухо осведомился Мэтт.

— Салон закрыт, — ответил Бен, вздыхая. — Кажется, автоматы испортились.

— А я что-то приболел, — сказал Мэтт. Ему не хотелось затевать долгий разговор. Нужно было срочно разыскать Эйприл и объяснить какой она опасности. Бен прицепился совсем некстати.



— Точно. Ты выглядишь неважно, — откликнулся приятель, вглядываясь в лицо Мэтта.

— Ты о чем это? — спросил Мэтт, ощетинившись.

— Что-то ты бледный, — Бен хитро ухмыльнулся. — Может быть, виноваты вампиры, а? — предположил он, вспомнив рассказ Мэтта о том как он опростоволосился перед Эйприл.

— Что? — Мэтт остановился и повернулся к приятелю.

— Снова повстречался с вампирами, да? — повторил Бен свою шутку, — Они были очаровательны и кусали тебя за шею?

— Просто подхватил инфекцию или что-то в этом роде, — ответил Мэтт раздраженно.

— Эй, я же пошутил, — спохватился Бен, его улыбка тут же погасла. — Да что с тобой такое, Дэниелс?

Мэтт продолжал шагать, не отвечая.

Какое-то время они шли по тропинке молча. Цепочка дачных домиков кончилась, и потяну­лось заросшее травой поле, обрамлявшее город. Небо постепенно темнело.

— Ты сегодня пойдешь на карнавал? — спросил Бен. — Ребята собираются проведать игровые автоматы, а если их еще не включили, двинуть в парк.

Может, и пойду, — ответил Мэтт без энтузиазма и вдруг остановился. — Да это же Эйприл!

Он увидел подружку в нескольких метрах от дороги. Эйприл медленно шла, опустив голову и взглядывая землю, словно что-то искала.

— Эй, Эйприл, — позвал Мэтт.

— Увидимся позже, — бросил Бен, коротко поздоровался с девушкой и поспешил в город. — Привет, Эйприл! — сказал Мэтт, подбегая к ней.

Она остановилась, подняла глаза. И даже не улыбнулась приятелю.

— А, это ты. Привет.

«Не очень-то она мне рада, — заметил парень. — А, наплевать. Главное — поговорить с ней сейчас. Она должна узнать, что происходит».

Эйприл бросила на него нетерпеливый взгляд. Ее лицо в сумерках казалось совсем бледным, а глаза — усталыми. Но даже при таком неярком свете Мэтт разглядел маленькие ранки у нее на горле.

— Нам нужно поговорить, - выпалил он на одном дыхании. — Правда.

— Мне совсем некогда, — она махнула рукой, протестуя. — Через несколько минут у меня свидание с Габри. Но я еще должна...

— Вот об этом-то я и хотел поговорить, — оборвал ее Мэтт. — Посмотри на себя. На свое горло. И на мое.

Он задрал голову так, чтобы она могла разглядеть укус.

— Мэтт, — она бросила на него сердитый взгляд. — Не начинай.

И отвернулась.

— Дай мне лишь минуту, — попросил парень, кладя руку ей на плечо. — Всего минуточку, ладно?

— Ладно, — ответила она после паузы. — Но лишь минуту. Только если ты опять понесешь эту чушь про вампиров, твое время истекло.

— Но именно об этом я и собирался рассказать Эйприл, — произнес он дрожащим голосом. Мэтт был слишком взволнован, слишком измотан, что­бы следить за интонацией. — Габри — вампир. Это я знаю точно. И Джессика тоже. Они оба вампиры.

— Прощай, Мэтт, — сказала Эйприл холодно. Она попыталась обеими руками оттолкнуть парня.

— Послушай, Эйприл...

— Нет! — выкрикнула она. — Убирайся!

— Но Тодд сказал мне...

— Что? — вскрикнула девушка и запрокинула голову, словно от увесистой пощечины.

— Прошлой ночью. Тодд сказал мне...

— Мэтт, тебе нужно к врачу, — произнесла девушка мягко, ее голос стал более дружеским. — Нам всем не по себе из-за... из-за того, что случилось с Тоддом. Но у тебя явное расстройство. Сходи к доктору.

— Нет, я не болен, — произнес парень, не в силах скрыть досаду. — Я точно здоров, Эйприл. Конечно, в это трудно поверить...

— Да, трудно, — сказала она, глядя ему прямо в глаза, как будто пытаясь понять степень его сумасшествия.

— Но я говорю правду. Если ты только меня выслушаешь... — продолжал он.

— Мне некогда, — оборвала девушка. — Я ищу одну вещь...

— Какую? Что ты ищешь? — поинтересовался Мэтт.

Эйприл снова склонила голову, ковыряя носком сандалии песок и внимательно его разглядывая.

— Серебряный крестик, — ответила она. — Мы гуляли здесь с Габри вчера вечером. И у меня расстегнулась цепочка. Он должен быть где-то здесь. Я пытаюсь разглядеть наши следы.

— Серебряный крестик? — переспросил Мэтт

пораженно. — Ты показала его Габри? И он загородился от него руками? Отстранился от него? Это же доказывает, что он вампир! Ведь он реагировал именно так, правда, Эйприл?

Парень двигался рядом с девушкой, спиной вперед, пытаясь прочесть в ее глазах ответ. Но не нашел никаких подтверждений своей догадке.

— Ну что ты болтаешь всякие глупости, — сказала наконец Эйприл, пожимая плечами. — Ну да, я показала Габри крестик, и он ему понравился.

— И Габри не пытался спрятаться? — спросил Мэтт.

— Нет. Он совсем не испугался крестика. Даже помог мне застегнуть цепочку.

Они смотрели друг на друга молча. Солнце уже почти село, и закатное небо окрасилось нежным пурпуром.

— Вот и конец твоей выдумке, — сказала Эйприл холодно.

— Нет, еще не конец, — возразил Мэтт и пошел рядом.

— А как ты себя, чувствовала после свидания? Ты была усталой и разбитой, так?

— Не хочу больше отвечать на твои идиотские вопросы, — ответила девушка не оборачиваясь.

— Ты когда-нибудь встречалась с Габри днем? Или он сказал тебе, что до вечера работает? А ты заходила к нему на работу? А как ты думаешь, почему он отказался от пиццы, когда мы собрались все вместе?

Девушка обернулась.

— Мэтт, ты и вправду не в себе!

— Ответь же, Эйприл, — настаивал он.

— Ты совсем свихнулся. Я больше не хочу тебя видеть.

— Нет, Эйприл, не уйду, пока ты не ответишь.

— Убирайся, Мэтт, — повторила она громче и теряя терпение, уже завопила: — Убирайся! Вон отсюда! Убирайся!

Мэтт взял ее за плечи, чтобы успокоить. Она отскочила.

На тропинке появилась темная фигура, гораздо более темная, чем закатное небо.

— Эй! — только и смог крикнуть Мэтт, когда рядом с Эйприл вырос Габри. Несмотря на жару, он задрапировался в черные джинсы и темный пуловер с длинными рукавами.

— Что происходит? — ласково спросил он у Эйприл, бросая короткие взгляды в сторону Мэтта. — Он тебя обидел?

Глядя на Габри, Мэтт почувствовал, как в душу закрадывается страх. По всему телу выступил холодный пот.

— Нет, не обидел, — поспешно ответила Эйприл.

Мэтт отступил. Он ощущал силу взгляда Габри, сверлившего его, обжигавшего, словно луч лазера.

— Не обидел, — повторила Эйприл, но Габри продолжал смотреть в глаза Мэтта. — Мы просто разговаривали,

Габри смерил соперника взглядом, затем повернулся к девушке. Его лицо расплылось в улыбке.

— Разговаривали? Не иначе как обо мне. А то у меня уши горят.

— Вообще-то да, — сказала Эйприл и взяла его за руку. Они развернулись и пошли прочь, непринужденно болтая.

Мэтт стоял как вкопанный и смотрел им вслед, все еще чувствуя пылающий ненавистью взгляд Габри.

Эйприл обернулась — она боялась, что Мэтт станет их преследовать. А ее спутник шагал не оглядываясь.

«Я же знаю, что прав, — твердил себе Мэтт, глядя, как они исчезают за поворотом. — И я должен доказать это Эйприл. Я должен ее спасти».

Вот тут-то его и озарило. Теперь он знал, как это сделать.


4752971156324073.html
4753030789384461.html
    PR.RU™